DC. Gotham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC. Gotham » Архив незавершенных игр » Надежде здесь не место [17.01.14]


Надежде здесь не место [17.01.14]

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Время: 17 января 2014.
Место: церковь.
Участники:  Harleen Quinzel, Jonathan Crane, Timothy Drake, Victor Fries, Richard Grayson.

Похоже, объединение между злодеями стало доброй традицией Готэма. Харли Квин и Пугало решили напасть на, казалось бы, святое: на церковь во время службы, когда она будет полна людей. Галлюциногенный газ должен был вызвать самые ужасные страхи, которые только знают верующие, а само нападение - показать, насколько хрупко понятие "безопасности" в Готэме. Казалось бы, теперь можно устроить и показательную бойню, но на помощь пребывает Красный Робин. И злодеи бы сплоховали, если бы не неожиданное появление Мистера Фриза, жаждущего отомстить герою за недавно проваленный эксперимент. Силы сторон постоянно меняются, и трое на одного уже перебор, не находите? Возможно, кто-то должен вмешаться и всех спасти.

p.s. три круга играют Харли, доктор Крейн и Тимоти. Затем вступит Мистер Фриз.

0

2

Патруль только начался, а Тиму уже попались двое незадачливых воришек, пытавшихся незаметно скрыться из банка. К счастью, парень был рядом и долго преступники с награбленным не ходили – их уже везли в полицейский участок.
Обошлось и без рукоприкладства. Тим взломал систему банка и врубил сигнализацию, пока неудавшиеся грабители были еще в банке. А затем были заблокированы и все двери. Когда же им удалось выбраться, на улице их уже поджидали полицейские машины.
Тим уселся на краю крыши соседнего к банку здания. Сначала раздалсиь сирены, а затем улицу осветили красно-синие огни – полицейский патруль спешил кому-то на помощь.
«Это еще что такое?» - пролетело в мозгу Тима, и он направился за машинами, одновременно переключаясь на волну полицейского радио в своем шлеме.
-Тридцать пятый всем постам – двое заключенных психиатрической клиники «Аркхэм» на свободе. Заключенные Джонатан Крейн и Харлин Квинзел напали на готэмский кафедральный собор, вооружены и очень опасны. В здании заложники. Повторяю, в здании заложники!
«Харли с Крейном? Отлично!» - С сарказмом проворчал Тим и включил карту города. Шлем спроецировал на линзы весь план. – «Значит Парковая улица, 31. Черт, это же в другой части города!»
Перескакивая с крыши на крышу, парень старался не выпускать из вида полицейские машины, но тягаться с автомобилем было нелегко. Нужно было использовать планер. К счастью, поблизости было как раз подходящее здание, чтобы начать с него полет. Используя гарпун, Тим вскарабкался на крышу, а через пару мгновений уже несся на крыльях над ночным городом.
Внизу мелькали огни полицейских машин, спешивших к собору по улицам-лабиринтам Готэма. А Тиму не составляло труда пронестись над всей этой суматохой и явиться раньше. И через пару минут он уже был на месте.
Спланировав на крышу, Тим проник вовнутрь через ход на чердак. Оттуда он оказался в главном зале, где и проходили все служения. Усевшись на одной из верхних балок, парень стал наблюдать. В зале собралась добрая часть верующих города. А перед всеми стояли Харли и Крейн.
«Нужен план, Дрейк, и поскорее» - сказал себе Тим, стараясь ускорить работу мозга. – «Ладно, сначала посмотрим, что ими движет. Впрочем, что может двигать заключенными «Аркхэма»? Они уже давно все сошли с ума, даже если в начале своей карьеры еще подавали признаки «нормальности». Эх, была-не была, будем импровизировать».

Отредактировано Timothy Drake (2013-03-30 16:49:31)

+3

3

- Милочка, ну сколько можно? – Харли показушно воздела руки к небу и сделала пируэт. – Нам времени конечно не жалко, но вот они могут и не выдержать.
Просторный сводчатый зал сотрясся от нечеловеческого крика ужаса. Женский голос слился с мужским, едва различимые бормотания и мольбы превратились в завывания и панический визг. Доктор Крейн знал свое дело. Харли еще раз напомнила себе восхититься его трудами на досуге, но сейчас нельзя было отвлекаться, девчонка могла сорваться в любой момент. Их разделяли всего с десяток метров и высокий алтарь, на котором лежал незаряженный пистолет и обойма.
- Все же так просто, вот пистолет, вот голова досточтимого пастора Янга, - Харли от души шлепнула по плешивому лбу стоящего на коленях старика, -  ты попадешь даже не целясь.
По щекам девчонки текли огромные слезы, ее глупое хныканье уже порядком всем надоело. Интересно, сколько ей лет? Тринадцать? Четырнадцать? Было время и Харли носила такие же белоснежные носочки и аккуратные косички, даже в церковь ходила, а после ей всегда покупали порцию мороженного с кленовым сиропом, она до сих пор помнила этот вкус. Эх, надо было просто пристрелить девчонку самой, но это бы испортило всю игру.
- Повторяю, мои милые так сладко верующие готэмцы, вы можете поддержать своего кандидата. Объясните дурочке, что один мертвый пастор – вполне приемлемая цена за ваши жизни. Сомневающиеся могут прослушать концерт повторно.
И снова крики,  по прикидкам Харли до полной потери рассудка им осталось не больше получаса. Даже если дать противоядие прямо сейчас, вряд ли очаровательные мистер и миссис как-там-их-зовут смогут нормально спать по ночам до конца дней своих. И как только можно было воспитать такую на редкость тупую дочь?
- Если ваша лошадка проиграет, мы выберем новую, правда, мальчики? – Харли улыбнулась своим помощникам, сдерживающим толпу от глупых попыток сбежать или помешать игре, и спустилась в проход.  Изобразив глубокую задумчивость, она оглядела стройные ряды перепуганных лиц. Миссис черт-знает-как-зовут пронзительно завизжала. Квин потрясла головой и бросила укоризненный взгляд на Пугало. Ну в конце концов, у нее закладывает уши!
- Ооо, какой ты милый! – Харли плюхнулась на колени к судорожно молящемуся мальчишке лет восемнадцати и почти нежно обняла за шею. – Пожалуйста, представься наших зрителям! – она поднесла к его рту руку, изображая, что держит микрофон. – Как тебя зовут, сладенький?

+3

4

Крейн восседал на кафедре - месте епископа, расположенном на возвышении за алтарем. В черной сутане католического священника и с маской, покоящейся на коленях. Ещё несколько минут назад эта маска заставила вопить не своим голосом несчастных прихожан собора. В одной руке он держал золотую чашу с густым церковным вином.
Когда Харли заговорила, Крейн усмехнулся и медленно встал со своего трона. Вооруженные до зубов головорезы расступились, пропуская его. Вечер только начинался и вскоре на него должны были пожаловать главные гости - борцы за добро и справедливость. Что-то они запаздывали.
Захлебывающаяся в слезах женщина в помятом сером костюме внезапно притихла и, закрывая лицо руками, опустилась на колени. Таким Готэм нравился Крейну куда больше - покорным, испуганным, бьющимся в агонии. Он не ошибся, решив в этот раз выступить вместе с Харли Квин. Кроме того, она отлично отвлекала внимание Бэтмена и его помощников.
Джонатан не спеша подошел к дрожащему от страха священнику. По его багровым щекам катились капли пота. И этот человек называл себя пастырем?
- Вот Агнец Божий, - его голос звучал громко и четко. Непривычно даже для самого Джонатана. Как же давно он не делал ничего подобного.  - Который берет на себя грех мира.
Он протянул священнику вино.
- Вы ведь готовы взять на себя все грехи мира, святой отец? Испейте - это Кровь Господня. Дурно воспитанные болваны уже съели хлеб, но раз уж их ждет прощение, мы начнем с середины.
Священник вцепился в чащу и сделал судорожный глоток.
- Прекратите! - в этот самый момент среди овец нашелся смельчак. По залу волной прошло сдавленное: "Ох" и Джонатан поднял голову.
Куда же без героев? У одной из колонн, сжимая и без того видавший виды корешок Библии, стоял седой мужчина. Чем-то он напомнил Крейну комиссара Гордона - решительного и несгибаемого, но при этом закостенелого в своем мышлении старикашку. Как же, справедливость не дремлет. Один из головорезов тут же наставил на него дуло своего автомата.
- Нет-нет, постой, - Джонатан оперся об алтарь, позабыв о рыдающем священнике, - Пускай выскажется. Мы всегда готовы вступить в переговоры, в отличие от террористов и правительства.
Воодушевленные громили засмеялись.
- Вы всего лишь очередная шайка психов, - смельчак, вероятно, решил, что терять ему уже нечего. - Никто и никогда не сможет сломить дух Готэма! Вас таких сотни, кто-то посильнее, а кто-то послабее, но способны только мучить безоружных людей, да детей. Очень скоро вас, ублюдков, поймают и запрячут за решетку. Темный рыцарь...
А вот это уже было явно лишним.
- Темный рыцарь? Бэт-мен? И где же он? Кто-нибудь видел здесь Бэт-мена? Почему он не спешит спасать заложников? Возможно, потому что он оставил вас, как и сам Бог?
Крейн неодобрительно покачал головой, теряя всякий интерес к оратору.
- Этот человек не желает умирать безоружным. Это его право, - он развернулся к улыбающемуся головорезу. - И мы уважаем его выбор. Отдай ему свой пистолет, а затем убей.
Он отвернулся, не желая смотреть на то как несчастного борца за справедливость заставляют взять в руки оружие и тут же расстреливают. Крики, плач - всё как и всегда. Наверняка пара женщин уже потеряла сознание, не в силах более выносить реальность. Разумеется, Бэтмен не пришел и не умер на глазах у всех. И это разочаровывало. В конце концов, жители Готэма могли быть доведены до паники, раздавлены и уничтожены, но живой герой всё ещё заставлял их надеяться на спасение. Именно с уничтожения надежды и стоило начинать.

Отредактировано Jonathan Crane (2013-03-31 02:41:36)

+4

5

Тим еще раз осмотрелся, чтобы ничего не упустить. Посреди толпы лежало окровавленное тело какого-то мужчины, видимо, пытавшегося выступить против Харли и Крейна. Неудачно, стоит заметить. Вход сторожили два вооруженных головореза, а остальные стояли возле преступной парочки, следя за несчастной толпой. Но время продолжало идти, не давая Тиму никакой форы.
Он вынул из одного из карманов небольшую ампулу с голубоватой жидкостью и шприц. То было противоядие от галлюциногенного газа Пугала. Действие прекращалось через двадцать минут, но этого должно было хватить. Парень воткнул иглу шприца, и по телу прошлось неприятное чувство. Казалось, будто заставили целиком съесть перец чили и запить стаканом ледяной воды. Но это же прибавило и немного бодрости.
Сначала стоило обезопасить людей. Однако те были под действием галлюциноген, потому они вряд ли что-то осознавали из вокруг происходящего. Нужно было распространить противоядие. Однако в запасе у Тима смоталась всего пара ампул и, даже превратив их в пар, не было бы спасено и половины заложников. Видимо, придется вводить антидот уже позже. Тим отправил Альфреду запрос на противоядие, чтоб он отправил его к собору.
Теперь Тиму нужно было открыть выход, чтобы бедные люди смогли выбраться из зала. Парень понимал, что то, что он собирался здесь, - настоящее безумие, и он еще будет жалеть, что не позвал никого на помощь.
Тим достал дымовую шашку и три метальных диска. Перебравшись по балкам до выхода, он остановился над приспешниками Харли, охранявшими двери. Теперь все зависело только от его скорости. Тим метнул диски в преступников, тем самым временно обезоружив троих головорезов. Далее им по ноги упала шашка, и дым начал заполнять собою зал. Раздались выстрелы. Одновременно с этим Тим сиганул вниз, прямо на бандитов, стоявших у входа, и уложил обоих об пол. К дверям он прикрепил взрывчатку не высокой мощности, но чтобы хватило освободить выход.
Прозвучал взрыв и дверь вылетела из петель. Люди, толкая друг друга, направились из зала. Оставалась самая сложная часть – разобраться с прихвостнями. Как бы хорошо Тим не дрался, сколько бы боевых техник не знал, их было много. Он мог вырубить парочку, но не всех, это точно.
Парень, зацепившись гарпуном за балки, перелетел над еще не успевшими сбежать людьми в другую часть зала. Шлем переключился на визор и, определив плотность дыма, дал Тиму ясную картинку происходящего.
Из дыма раздались выстрелы, и в мгновенье ока плащ Тима был продырявлен в нескольких местах. А спустя мгновенье, едва коснувшись бедра, пуля рассекла его. Парень упал на одно колено, но тут же поднялся. На него уже двигалось несколько противников. Тим атаковал двоих, блокировал и тут же был ранен – чуть ниже ребер проскочило лезвие. Парень ругнулся сквозь зубы и метнул вперед несколько дисков. Но из-за пореза не все из них достигли своей цели. Вновь раздались выстрелы. Дым начал рассеиваться. Уложив еще одного, Тим скрылся за колонной.
Он перевел дыхание, но продолжать бой не спешил. Теперь преимущества в виде дыма не было.
-Эй, Харли, Джонатан, как вы там? – С усмешкой крикнул из-за колонны парень. – А вы своих ребят не учили быть гостеприимными? Или это их просто в Блэкгейте никто не навещал? Обещаю, как только вы вновь сядете, я буду приходить к вам каждый месяц.

Отредактировано Timothy Drake (2013-04-01 20:09:04)

+2

6

Харли с невиннейшим видом восседала на коленях покрывшегося испариной мальчишки, наблюдая за представлением Крейна. Возвращение к делу явно пошло ему на пользу, от былой апатии не осталось и следа, доктор откровенно наслаждался выбранной ролью. А ей оставалось только болтать ногами и довольно хихикать.
- Очень скоро вас, ублюдков, поймают и запрячут за решетку. Темный рыцарь...
Харли рассмеялась и ее звонкий смех многократно отразился от стен. Темный рыцарь? Она скорчила смешную гримасу. Идиоты готовы обожествлять любого кретина, несущего чушь, лишь бы только не столкнуться лицом к лицу с собой, своими мелочными и такими смешными страхами и собственным убожеством. Следом за пафосной отповедью Крейна и автоматной очередью зал стал наполняться дымом. Явился любимый герой. Девушка усмехнулась и соскочила с колен мальчишки, озираясь по сторонам. Хотите защитника, глупые людишки? Она с удовольствием покажет вам его суть. В наступившей тишине было слышно, как упала на пол чья-то библия. Одним движением Харли свернула шею вскочившему на ноги глупцу и оттолкнула его в сторону, знаком указав своим наемникам направление. Но указывала она вовсе не на явившегося героя в маске, ее палец был направлен на толпу. Губы девушки исказила широкая, не предвещавшая ничего хорошего улыбка. Давай же, спаситель, забирай своих овечек.
Быстро преодолев пару метров, отделяющих ее от алтаря, она схватила незаряженный пистолет и быстро вставила в него обойму. Один выстрел и к ее ногам упала зареванная девчонка, стоило делать свой выбор быстрее. В ее глазах навсегда застыл блеск надежды, надежды на спасение.  Взмахом руки Харли приказала своим наемникам стрелять на поражение. Звук выстрелов отразился от сводчатого потолка.
- Ну же, герой, забирай свою паству! – крикнула она в пустоту и снова рассмеялась. – Я с ней уже наигралась.
Еще одна очередь потонула в звуке взрыва. Первая же волна направившихся к дверям людей была скошена, остальные замерли, затравленно озираясь по сторонам, ни дать, ни взять глупые овцы. Жаль только не блеют.
- Если тебе этого мало, мы можем продолжить.
Сквозь плотную завесу дыма, скрывающую вход, послышались звуки борьбы.
- Ему мало, - Харли повернулась к Крейну и пожала плечами. Ее рука, сжимавшая пистолет, была направлена на притихших людишек.
-Эй, Харли, Джонатан, как вы там? А вы своих ребят не учили быть гостеприимными? Или это их просто в Блэкгейте никто не навещал? Обещаю, как только вы вновь сядете, я буду приходить к вам каждый месяц.
Квин снова с самым беззаботным видом расхохоталась, притопывая ногой и подпрыгивая от удовольствия. Полы ее разорванного по швам монашеского одеяния то и дело расходились, обнажая ноги.
- Мы здесь, сладенький, иди к нам!Или раз, два, три, - каждый счет она сопровождала выстрелом в кого-нибудь в толпе, - четыре, пять, я иду иска-а-а-ать!

+4

7

Харли начала расстреливать заложников. Весьма ожидаемый ход. Именно поэтому Бэтмен обычно остерегался начинать бой если между ним и противниками находились люди. Это стало ошибкой мальчишки, и Крейн уже предвкушал заголовки утренних газет. "Кровавая бойня в церкви!", "Защитник Готэма спровоцировал гибель прихожан кафедрального собора".
В церкви пахло смертью. Этот аромат кружил голову, словно крепкое вино. Крики, звук падающих тел - люди бежали, падали, затаптывали друг друга. Смиренная паства боролась за свою жалкую жизнь, сметая все на своем пути. Их единственным пастырем стал ужас.
Баллоны с газом должны были взорваться через несколько минут. Время пришло. Джонатан вылил содержимое чаши на пол. Густое алое вино смешалось с кровью священника, распростертого у его ног. И это было великолепно - одно из тех зрелищ, от которых невозможно оторвать глаз.
- Мы не умеем превращать воду в вино. Только кровь.
Антидот находился в двух шприцах, один - для Харли, второй - для него самого. Волшебное средство, позволяющее сознанию оставаться незамутненным.
- Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла.
Игла вошла в плечо Квинзел. Не обращая внимания на болтовню своей напарницы, Крейн усмехнулся и быстро ввел себе противоядие. Где-то в зале раздался громкий хлопок - первый баллон был взорван. Вопли у дверей усилились - за ними едва ли можно было различить слова надменного мальчишки Робина. И это звучало как музыка.
- Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих. Так начнем же пир!
Он отступил на несколько шагов к кафедре, чтобы надеть маску. Время Джонатана Крейна закончилось и пришел час Пугала.
Харли всё смеялась, не прекращая стрелять в толпу. Ее головорезы, нанюхавшись газа, бросились на прихожан, разрывая и разрезая плоть, спасаясь в этой бесплодной борьбе от своих демонов.
Второй взрыв прозвучал через несколько минут. Он принес с собой новую волну криков - церковь погрузилась в хаос и безумие. Тех, кто не успел оказаться на воле, скрыла густая дымка.
- Добро пожаловать в мой мир! Преклоните свои колени перед ужасом. Здесь нет ни бога, ни дьявола. Ничего не осталось, только кошмар. Нет спасения и надежды  - никто не уйдет отсюда живым. Вас ждет смерть и забвение.
Пугало отступил к исповедальням - его могли слышать по-прежнему четко, но дым надежно скрывал от мальчишки, прибывшего к началу вакханалии.

Отредактировано Jonathan Crane (2013-04-05 00:43:49)

+4

8

Тим сглотнул. Люди погибали из-за него. Хорошо хоть большая часть уже на улице. Нои это не сильно успокаивало. Сейчас прямо на его глазах они бились за выживание. Головорезы были сильнее, зато прихожан – значительно больше.
В линзах маски появилась карта здания. Под крышей, на уровне балок располагалась система вентиляции. Собор был одним из старейших зданий Готэма, но даже здесь умудрились ее установить, за что Тим был бесконечно благодарен тому, кому в голову пришла эта идея. Теперь, хоть и противоядие еще не было задействовано, галлюциногенный газ выветриться, пусть и не сразу. Панель управления находилась в соседней комнатке, но проникнуть туда большого труда бы не составило.
Парень вынул несколько бомб с усыпляющим газом и кинул их под ноги бушующей толпы. Транквилизатор сработал, и первые ряды, состоявшие в основном из истуканов Харли и Крейна, повалились с ног. После этого он выскочил из укрытия, метнув вперед, в Харли, бэтаранг. Он выбил из рук Арлекины пистолет, больно оцарапав руку, и прибил того к стене. Спустя пару секунд бэтаранг вместе с оружием взорвался, оставив лишь черное пятно на стене, да обгоревшие железные ошметки на полу.
Весь зал был в плотной дымке, благодаря чему Тиму удалось пробраться в нужную комнату и выбраться столь же незаметно. Была нажата кнопка на панели управления и заработала вентиляция. Хоть и очень медленно, но газ постепенно стал рассеиваться. Сквозь дымку стали проглядываться очертания людей, комнаты, вещей и т.д.
Перед тем, как выйти, к ручке двери Тим прикрепил бомбу с транквилизатором, чтобы вывести из строя того, кто вздумает выключить вентиляцию, когда это не нужно будет.
У входа еще бесновалась пара бандитов, но теперь они уже не могли взять количеством, плюс, были в не совсем сознательном состоянии. Однако галлюциноген довольно сильно повлиял на них, и они теперь с яростью отвечали на любые воздействия извне. Один из них бешено зарычал, когда Тим вырубил крайнего. Он набросился на парня и стал колотить, что было мочи. Тиму же оставалось блокировать. Уловив его секундную задержку, парень повалил того на лопатки и приложил головой об пол. Едва, с ним был закончено, в бой вступил третий, последний. Здесь же Тиму пришлось схитрить и пустить ему в лицо усыпляющего газа.
Хлопот они ему доставили, но зато в зале больше кроме Тима и преступной парочки больше никого не оставалось, что не могло не радовать. Теперь осталось лишь с ними разобраться, если, конечно, силы не подведут.
-Вы убили людей, отравили их и осквернили церковь. И какова была цель? Или же опять, обычный хаос, не несущий в себе никакого смысла?
Дым еще не рассеялся, но силуэты своих врагов Тим уже прекрасно различал.

Отредактировано Timothy Drake (2013-05-19 19:38:03)

+1

9

Дым так и не рассеялся. Установленная в 57-м году вентиляция, состоящая из проржавевших навесных труб, оставляла желать лучшего, и всегда висела только для вида, дабы любая инспекция, которой взбредет в голову совершенно абсурдная мысль проверить наличие оной в нежилом здании, была мало-мальски довольна. Никто ведь не предполагал, что вентиляция должна быть: на церковь редко нападали. Во все времена именно церковь оставалась последним оплотом, где могли укрыться нуждающиеся в убежище. Времена войн не в счет.
Но Готэм оставался Готэмом - в этом городе давно не осталось ничего святого.
Отравленные газом верующие задыхались, медленно, но уверенно сходя с ума. Они были спасены, или получили билет в свой персональный филиал ада? Потому как если обернуться и взглянуть, что оставалось за спиной героя, то можно было сказать - в этот раз победил страх и безумие.
Люди кричали, рвали на себе волосы, выцарапывали глаза себе и соседу, который кричал, но впивался ногтями в кожу до крови. Кто-то вгрызался зубами ближнему своему, кто-то начитывал молитвы и бился лбом об асфальт. А кто-то, вооружившись Святым Писанием, забивал до смерти случайных прохожих, что не сообразили выбрать другую улицу для своих прогулок.
Где-то крикнули - "убивайте всех, Господь увидит своих!". Вдалеке раздались сирены полицейских машин. Но слишком вдалеке: возможно, спешили на очередной вызов о разбойном нападении. Ведь это Готэм, подмога здесь не всегда приходила вовремя, если приходила вообще.
Красный Робин услышал взрыв, решив, что обезоружил Харли. Однако в дыму он не увидел, что "слегка" промахнулся: его ранг повредил руку Квин, из-за чего девушка обзавелась некрасивым продолговатым шрамом - на будущее, - а сейчас раной, из которой текла кровь. Пистолет выпал из ее руки, отлетел всего на два шага... но дым вокруг скрывал местонахождение оружия. Может, пистолет улетел на другой конец зала? Кто знает, его же надо еще поискать.
Взрыв ранга в закрытом помещении вызвал естественное оглушение и временную дезориентацию. Пугало, находясь ближе всего к этому взрыву, оглох на одно ухо. А из-за хауса, творящегося вокруг, могло показаться, что у него льется из уха кровь. Однако это всего лишь придумки разума, но звук явно не желал входить в оглушенное ухо. Это вызывало беспокойство и легкую дезориентацию.
И все-таки главной проблемой героев оставалось одно маленькое, незначительное и бесполезное в Готэме чувство - милосердие. Линчевателям было проще: они могли не только ломать кости, но и сворачивать шеи, дабы не оставлять за спиной врагов. Но герои, в отличие от линчевателей, не считали, что в Готэме давным-давно пора ввести военное положение, где всякий недобитый враг может выстрелить в спину, и его надо добить без лишних слов и эмоций. Именно из-за негласного - и единственного в Бэт-семье - правила "не убий", милосердия, которое каким-то чудом осталось в сердце героя, он и получил удар по голове, который, вкупе с оглушением после взрыва, показался самосвалом, что раскатал его в асфальт. Вряд ли после такой внезапности Тим мог как-то противостоять, потому как за одну руку его схватил один недобитый амбал-головорез, по руке которого стекала кровь (и вряд ли она принадлежала обладателю этой руки), а за другую - второй головорез, явно брат-близнец первого. А за голову героя схватил третий, чья ладонь не только полностью легла на макушку Тима, но и сумела удерживать его от лишних движений головы. Хватка у всех троих была не очень сильной, но ослабленный после взрыва и удара Красный Робин не мог ничего им противопоставить.
Патовая ситуация предстала во всей красе.

Очередность: Харли, Крейн, Фриз, Тим.

+2

10

Харли вскрикнула и схватилась за разорванный рукав монашьей робы. Сквозь ее пальцы на каменный пол капала кровь. Разозленная девушка рванула влажный черный рукав и швырнула кусок ткани себе под ноги.
- Ты! Маленький глупец, думаешь твои пукалки смогут изменить хоть что-то? Посмотри вокруг, посмотри на свою победу!
С улицы доносились истерические визги, сливающиеся с шумом проезжающих мимо машин, гудящих взбесившимся прихожанам. Из-за плотного дыма и сводчатых потолков создавалось впечатление, будто все вокруг издает эти звуки – скамьи, стены, каменные статуи святых, сам чертов Иисус на своем жалком кресте вопил, моля о пощаде. Харли топнула ногой, отметая прочь мысли о боли в руке и потерянном оружии, сейчас она была готова продолжить веселье любыми доступными способами. Запах крови вскружил ей голову и все утратило свою важность – зачем она здесь, куда задевался Крейн, даже полицейские сирены. Она была в своей стихии.
Пробираясь сквозь дым, Харли подоспела как раз вовремя, чтобы увидеть, как опьяненные ядом Пугала головорезы скручивают дезориентированного Робина.
- Ооо, малыш, - ее голос был почти ласков, кончиками окровавленных пальцев она погладила щеку мальчишки. – Тебе еще столькому предстоит научиться. Вас, героев, развелось, как грибов после дождя, но знаешь, вы такие одинаковые – честные, шумные, такие правильные и пафосные, бррр,  - она передернула плечами, - но ты… ты не испугался всех этих жертв, тебе было попросту все равно, правда?
Девушка оттолкнула рвущегося свернуть шею герою в маске рослого громилу и встала на колени перед Робином, заглянув ему в глаза сквозь прорези в маске.
- В конечном итоге важна лишь только слава, правда? – ее палец скользил от щеки вниз по шее, оставляя за собой длинную красную полосу. - Ооо, тебе ее хочется. Видеть свой силуэт на фотографии на первой полосе, снять этот дурацкий костюм и выйти на улицу, чтобы услышать, как о тебе треплются в кафешке… может быть даже рассказать о том, кто ты такой, какой-нибудь симпатичной девочке?
Харли прищурилась и подскочила на ноги. Вокруг нее в самых разнообразных позах лежали мертвые тела, кое-где еще живые, но абсолютно безумные готэмцы взывали о помощи. Она была дома.
- Доо-о-о-октор, - казалось, Квин потеряла всякий интерес к неудавшемуся герою, предоставив безумию своих наемников делать свое дело. – Доктор, твой бенефис прошел на ура. Можешь выйти и поклониться своим благодарным зрителям.

+2

11

Взрыв был оглушающим. Джонатан не слышал больше ни криков, ни выстрелов. Только низкий гул, накрывающий церковь, в нем тонули все звуки. Небеса наконец рухнули?
Он пошатнулся и врезался в стену. Массивный крест с грохотом упал в алую лужу на полу и разбился вдребезги. Теперь и по телу деревянного Иисуса сочилась кровь.
Крейн зажал рукой ухо и закрыл глаза, стараясь сосредоточиться и привести мысли в порядок. Один из обезумевших прихожан в мокрой от пота и крови рубашке, с раздробленными ногами прополз по доскам и вцепился в его ногу. Словно зомби в одном из дешевых фильмов ужасов.
- Пошел прочь! - Джонатан брезгливо стряхнул с себя ублюдка и оперся о стену, желая перевести дыхание. Он все ещё ничего не слышал, но видел как мальчишку Бэтмена схватили головорезы Харли. Славно, все складывалось наилучшим образом.
Прихожанин дико взвыл и, приподнявшись на локтях, вновь вытянул дрожащие руки. За ним тянулся багровый след усеянный кусочками ткани и костей. Отвратительно. Сейчас Джонатану меньше всего на свете хотелось видеть как какой-то жалкий уродец пытается помешать его веселью.
- Я сказал: "Прочь".
Он быстро поднял валявшийся у исповедальни пистолет и наставил его на обезумевшего мужчину. Выстрел оказался громче, чем рассчитывал Крейн. Его рука дрогнула и пуля вошла в горло прихожанина. По крайней мере, он не мог больше вопить.
- Доктор, твой бенефис прошел на ура. Можешь выйти и поклониться своим благодарным зрителям.
Харли веселилась. Харли ликовала. И наверняка хотела бы сейчас скакать на одной ножке, как девочка. Она добилась своего - в церкви царил хаос.
Джонатан медленно направился к резвящейся Квинзел. Мальчишку уже скрутили, оставалось вывести его из игры. Но не выстрелом и даже не газом. Этот бездарный подражатель Бэтмена должен был лишиться своей иллюзорной защиты - маски.
Крейн наклонился. Его повело в сторону, но он смог устоять на ногах.
- Самое время для исповеди. Расскажи мне о том как много ты грешил, сын мой. Возможно, ты даже заслужишь индульгенцию и отправишься прямиком в рай. Ты ведь жаждешь искупления?

Отредактировано Jonathan Crane (2013-04-19 21:01:21)

+4

12

Головная боль, подобная некой туманной, полной болезненного эфира, эссенции, в которую был погружён рассудок, с каждым днём нарастала. Это была та боль, что рано или поздно терзает всякого человека, и мешает благочестивому учёному мужу со всей скрупулёзностью подходить к работе. Не было ничего вовне, кроме, разве что, этой беспрерывно стучащей ледяной крови в висках и бесконечно повторяющееся, как основные принципы ангсоца, раздражающее слух прозвище – Робин. Молодой человек, причина, нет, помеха, из-за которой нервы, словно струны под крышкой рояля, безустанно трепетали под ударами молоточков.
Доктор Фрайс знал, что должен был опустить клавиатурный клапан, чтобы какофония, наконец, утихла. И сделать это нужно было сегодня. Вот он, собственной персоной, стоит перед одним из прекраснейших мест города, святым Граалем Готэм сити, чуть-ли не единственным оплотом высокого искусства, от всепоглощающего взрыва грязи человеческих пороков. Эпицентр событий, которые войдут в вечернюю сводку новостей, и, одновременно, ловушка для расплодившихся незадачливых музыкантов в трико.
Прямо из собора, с бешенством раненого быка на корриде, на доктора наступал разъярённый крепкий мужчина. Не пожелав нарушать атмосферность события, со смирением, достойным Христа, Виктор принял его в свои стальные объятья, и произнёс.
- Я буду твоей охлаждающей мессией, мой дорогой друг, - произнёс с блаженной улыбкой, и молился, пока кости ещё трещали под покрытыми механической плотью пальцами.
Когда доктор, полный смирения и монашеской покорности, запечатал дубовые двери изнутри, по велению Божьему нажав на чувствительную кнопку морозного орудия, только тогда он услышал. Те панические крики кучки людей, что с улицы казались бессвязным шумом, в стенах собора, отражаясь от каменных стен и витражей, сливались в единую мелодию, подозрительно напоминавшую мессу си минор. «Господи, помилуй» - извлекала человеческая гортань нескольких десятков душ, обращаясь единым организмом.
Нет, для Фриза не имело значения, кто организовал сегодняшнюю службу, не было важным и то, как и зачем они это сделали. Для него было действительно важно только то, что, возможно, именно сегодня он отпоёт панихиду по своей проблеме, которой уделил слишком много своего столь драгоценного времени. Да, это была лишь догадка, но почему-то казалось, что она исходила от Бога, который так же, как и Виктор, изо всех сил желает избавиться от назойливых клопов-супергероев.
- Моё почтение, доктор Крейн, мисс Харли. – Виктор подошёл ближе к виновникам торжества. Да, Господь хотел этого, он привёл его именно туда, где так близко, так покорно, стоит, поражённым, его клоп. Всё такой же вонючий, но уже безропотный. Нельзя было не признать, что этим двоим шли монашеская ряса и ряса священника. - Ваш оркестр звучит божественно. Но, позвольте. 
- Absolvo te. – ледяным голосом произнёс Фрайс, и схватил клопа за глотку.

Отредактировано Victor Fries (2013-04-25 17:46:52)

+4

13

Нельзя уследить за всем. Одного героя для такого города, как Готэм, определенно мало, но в последнее время даже самый подготовленный герой не сможет справиться со злодеями и их злодеяниями в одиночку. Не зря об этом говорилось на собрании, однако каждый выбирает свой путь. И за каждым молодым героем уследить невозможно, иначе говоря, не представляется реальным.
Бэтмен вытащил людей из пожара на старой сахарной фабрике, закрытой лет двадцать назад. Как и почему эти люди там оказались - прекрасный вопрос, над которым Ричард порассуждает на досуге, если он вообще предоставится. Но заботы обеих жизней - что Грейсона, что Бэтмена, - были для него куда большей и глобально-важной задачей, нежели выяснение обстоятельств попадания каких-то случайных прохожих на сахарную фабрику. Нет, он все выяснит. Он укротит свою злобу, взращенную главой Лиги Теней, он возьмет себя в руки и сделает все, что от него требуется. Ему доверили город, и он постарается этот город защитить. А, если потребуется, и героев города. Жаль только, что он один, и всех спасти он не сумеет.
Паника и хаос возле церкви был заметен еще за квартал: дым от столкнувшихся машин и крики словно сигналили - здесь беда, здесь нужна помощь. Быстрая связь с Оракулом дала ему понять, что в церкви уже находится Красный Робин. Бэтмен замер на крыше, глядя на творящиеся внизу беспорядки. Гражданские, судя по тому, что они делали, сошедшие с ума... и никакого Тима Дрейка. Сведения Оракула были лаконичными и точными: в церкви безумная арлекин, псевдо-реабилитировавшийся психиатр и Красный Робин. По последним данным, к вечеринке присоединился мистер "холодные напитки и закуски", так что нельзя было медлить.
Но они спасают людей. Бэтмен должен помочь людям. А Красный Робин должен был знать, что даже двое на одного уменьшает любые шансы на победу, увеличивая риск оказаться заложником ситуации. Но молодые и юные, разве хоть кто-нибудь из Робинов мог позволить себе оценить риск до того, как пройдет через все тернии проигрыша в схватке со злодеем? Немезидой Найтвинга до сих пор оставался Двуликий, Рэд Худа - Джокер. Кого будет пытаться не убить Тим за свой провал - решать не Бэтмену. Но Бэтмену решать, как расставить приоритеты.
Расчет был прост: Тиму требовалось продержаться три минуты. Для кого-то это было много, а для кого-то всего лишь песчинки в пустыне. Три минуты, чтобы переловить каждого в зоне обзора героя, вырубить и... Нет, долго. Непозволительно долго.
В прошлый раз все решила какая-то жалкая минута, и Джейсон Тодд взлетел на воздух.
В прошлый раз всего каких-то жалких пять минут, и на одного Робина и одну Бэтгерл в этой семье могло стать меньше.
Пунктуальность и в этой ситуации была в приоритете.
Бэтмен выудил из кармана гранаты с усыпляющим газом. Сильнодействующая разработка, что позволит не терять времени, но потребует компактный противогаз, чтобы самому не свалиться с ног. Ричард вскользь подумал, что Люциус Фокс делает Готэму огромное одолжение, выдавая его семье подобные гаджеты, но у него не было времени на мысли относительно чего-либо, кроме плана, как ворваться. Судя по тому, что творится, и по звуку выстрела внутри церкви, что уловили датчики, встроенные в маску, план сводился к самому элементарному - отвлечь внимание, переключить огонь на себя. Хорошо, если они не добрались до Тима. Плохо, если он у них в руках. Они могут воспользоваться этим...
Правда, у Бэтмена всегда есть запасной план.
Гранаты разлетелись по улице, охватывая достаточный радиус, дабы нейтрализовать большую часть пострадавших прихожан. С токсинами газа Пугала Бэтмен будет разбираться после: сначала нужно разобраться с его производителем и напарницей. Или напарниками? Расстановка сил слишком рисковая, нельзя делать ошибок. Но импровизация не застрахована от оных, поэтому придется фантазировать на ходу.

Несколько дымовых гранат влетело в церковь. Густая пелена черно-серого дыма заклубилась, снижая радиус осмотра до нуля. В этом дыме можно было с трудом рассмотреть вытянутую руку. Зато тепловизор, встроенный в маску, позволил в полной мере оценить обстановку, и присвоить ей статус "отвратительно, пора звать подмогу".
Но Бэтмен, зовущий на помощь?
Несколько бэтарангов пришпилили прихожан, попытавшихся рвануть к выходу. Гражданские... как же ему это не нравилось. Слишком большой "сопутствующий ущерб". Бэтмен скользнул в сторону, обходя помещение по большой дуге, обезвредил еще одного прихожанина, заставляя его осесть без сознания.
Три бэтаранга были выпущены в спины тех, кто держал Робина. Правда, Бэтмен не знал точно, Тим ли это: визор показывал лишь очертания, что вызвали у Ричарда сомнения, и он поспешил сделать так, чтобы угроз стало на три меньше. С бэтарангом в спине, знаете ли, трудно удерживать жертву.
Бэтмен не стоял на месте, пользуясь тем, что злодеи сосредоточили свое внимание на заложнике. Дым, что распространялся по всему помещению, скрыл его почти полностью, а тепловое зрение позволяло уклоняться и постепенно обезвреживать прихожан. Но он словно бы не спешил влезать в "милые беседы" троицы, нет. Даже не подавал голоса, но бэтаранг, всаженный в плечо одного из амбалов, что рухнул лицом вниз без сознания, мог дать понять - Темный Рыцарь прибыл.

+1

14

«Глупо, чрезмерно глупо, Тим…» - Парень ругал себя за необдуманные поступки, обернувшиеся масштабным бедствием. Самоуверенности у Тима не занимать, потому сейчас он оказался в ловушке. - «Едва наступила критическая ситуация, ты сдал позиции, послал к черту все планы, которые любил составлять перед началом действий. Мальчишка».
В ушах гудело. Тим уже ничего не слышал: ни криков, ни зовов о помощи, ни выстрелов. Да и глаза подводили: все плыло и то темнело, то вновь принимало нормальный оттенок. Визор, встроенный в маску, лишь больше дезориентировал. Да еще и эти помехи на дисплее. Лица своего Тим не чувствовал, как, впрочем, и других частей тела. Он попытался приподняться, и тут же был наказан – тело пронзила жуткая боль. Одна рука была вывихнута, ребро сломано, рана на ноге кровоточила.
Парень рухнул на пол и вновь попытался встать. Но и эта попытка успехом не увенчалась – его схватили прихвостни преступной парочки. Хватка у них была что надо – нельзя было даже зубы размокнуть, не то, чтобы высвободиться. Да и сил предельно не хватало.
Тим услышал, как кричала и бесновалась Харли. Слов уловить он не мог из-за шума в ушах, но общая радость сумасшедшей преступницы  была более чем понятна. Наконец, слух стал возвращаться и Тиму стали слышны сначала лишь обрывки фраз, а затем и полные реплики.
Старалась, видимо, показать, насколько он жалок. Что ситуация патовая  Тим понимал, но вот слова Арлекины ничуть не задевали. Его обзывают последними словами, указывают на якобы тщеславие каждую ночь. Тим к этому привык. Пугало больше то, что и ночь эта может стать последней, что больше он не отправит никого за решетку, не выбьет всю дурь из очередного безумца, не увидит своих друзей, Стефани…
Тем временем Крейн закончил свою речь и потянулся к маске. Плевать, в нее встроена система защиты. Если, правда, она сработает, ибо состояние шлема было далеко не самым лучшим.
Рука амбала, что держал Тима, ослабла и была заменена холодом металлической перчатки, ухватившей парня за шею. А ее обладатель заговорил спокойным, «замерзшим» голосом.
«Фриз» - промелькнуло в голове. – «Еще лучше. С двумя справиться не могу, а что говорить о трех?»
Несколько дымовых гранат влетело в церковь - прибыла подмога. Мимо Тима пронесся бэтаранг, попавший в одного из головорезов, что держали парня.
«Я у тебя в долгу, Дик» - никогда Тим еще не был рад своему брату так сильно, как сейчас.
Теперь и самому нужно было действовать. Парень собрал в кулак всю силу, что еще осталась, и вынул из кармана на поясе тепловую гранату и прилепил к руке Фриза. Максимальная отметка достигала 2000 градусов, но Тим, не гладя, остановился на одном из первых значений. Вряд ли бы столь невысокая температура принесла бы какой-то вред обыкновенному человеку. К счастью для парня, Фриз таковым не был, хотя и получил бы разве что небольшой ожог, не более. Но и этого вполне хватило, чтобы оказаться на свободе. Хватка ослабла, и Тим упал на пол. Вдохнув побольше воздуха, он встал и, перекатившись через плечо, оказался за одной из колонн. Нужно было переходить в наступление.
Освобождение будто бы открыло новое дыхание. Безусловно, полученные раны давали о себе знать, но дать хотя бы какой-то отпор Тим все же мог. Он метнул из-за колонны  пару дисков, так и не убедившись, что они достигли цели, и сменил укрытие. Теперь нужно было найти Дика, если его догадки были верны на этот счет, и разработать общий план действий.

Отредактировано Timothy Drake (2013-05-20 19:21:52)

+1

15

Наконец-то на торжество пожаловал главный гость, которого пришлось ждать дольше всех. Копы Готэма настолько разленились, что побоялись даже начать переговоры или свою собственную операцию по освобождению заложников. Город был зависимым от своего героя и от того становился ещё более уязвимым.
- Наконец-то он объявился, - Крейн отвлекся от брыкающегося "второго пилота", за которым, судя по всему, прибыл Фриз, и снова вернулся к исповедальне.
Харли и недобитые громилы могли затянуть разбирательства ещё минут на пятнадцать, но победа наверняка все равно будет за Бэтменом. И тогда он попытается отыскать его. В этом Джонатан не сомневался. Этот человек напоминал охотничьего пса,  которому достаточно было взять след всего раз. Таков был расчет, и о нем не подозревали ни Квинзел, ни, тем более, Фриз.  Они полагались на удачу, собственные силы и оружие. И их всегда ждало неизбежное оглушительное фиаско. Но, к несчастью для именитого готэмского героя, и он порой забывал о том, что и сам может оказаться в роли добычи.
Крейн поднял пистолет, проверил, заряжен ли он и толкнул дверь исповедальни. Надо же, какой сюрприз, в узкой кабинке сидел скорчившийся старикашка. Он закрыл голову руками и с ужасом пялился на Пугало.
- Вы... у вас... - от страха он не утратил дара речи, но его голос дрожал так, что слова едва ли можно было разобрать. - Нет ничего... Неужели у вас нет ничего святого?
Вот уж о чем Крейн не планировал рассуждать в сложившейся ситуации, так это о духовных ценностях, но прихожанин заставил его на пару мгновений остановиться. Ох уж эти навязчивые заложники с их задушевными беседами и робкими попытками надавить на жалость. Джонатан наклонил голову к плечу и сделал глубокий вдох. В маске всё-таки было ужасно неудобно.
- Кроме психоанализа? Нет, - не обращая внимания на визг набожного старикашки, он выпихнул его из кабинки и пинком отправил к обезумевшим головорезам.
- Даже приобщиться к религии не дают. Что за город?
Он быстро захлопнул резную деревянную дверцу и оперся о стену исповедальни. Оставалось немного подождать.

Отредактировано Jonathan Crane (2013-06-13 12:23:12)

+3

16

Харли поприветствовала появление мистера Фриза громкими аплодисментами.  Она едва не расцеловала его блестящие стеклянные щеки.  Или из чего они там были? Представление становилось все более масштабным. Жаль только все зрители сдулись. Квинзел толкнула ногой какого-то валяющегося на полу доходягу. Надо было переносить вечеринку в другое место, а то они рискуют заскучать. Или еще хуже – все испортит очередная мышь, вообразившая себя котом. Девушка запрыгнула на полированную скамью и уперлась ногой в спинку. Приложив руку козырьком к глазам, она обозревала плоды трудов своих.
Несколько глухих хлопков и зал снова затянул дым. Что за трусливые создания эти герои? Вечно им нужны темные углы и укрытия. Ей богу, мыши, что с них взять?
- Тише, мыши, кот на крыше, а котята еще выше-е-е-е, - пропела Харли себе под нос, оттолкнувшись ногами от скамьи. Она приземлилась на руки, ненадолго замерев в этой стойке. Увы, рана на руке дала о себе знать и получилось не очень зрелищно.
Доктор уже успел куда-то испариться, почуяв опасность. За ее спиной хлопнула дверь исповедальни. Неужели кто-то решил быстренько проститься со своими грешками? Квин тяжело вздохнула и одарила Фриза широкой улыбкой. Увы, кролик, которого они с Крейном затравили для него, тоже как сквозь землю провалился. Приходилось признать, что вечеринка провалилось, но у них оставался еще один шанс зажечь.
- На твоем месте, снежок, я бы убрала свою холодную задницу подальше отсюда. Вечер закончится фейерверком, - Квинзел взвизгнула от удовольствия и слегка пританцовывая развернулась спиной к выходу и ко всяким спасителям в масках. Пускай спасают, если еще осталось что.
Заряды были закреплены на рассохшихся от времени балках, поддерживающих потолок, но самое сладкое она припасла для купола – когда эта штука взлетит на воздух, всему Готэму покажется, что настало второе четвертое июля.
- Док, - Харли широко распахнула двери исповедальни, – не время рассказывать, как в пятом классе ты сунул жвачку в волосы старосте. Нам надо успеть на спектакль.
Она не посчитала нужным предупредить Крейна о зарядах, его бенефис, но веселье должно было целиком принадлежать ей.
- Билеты в первый ряд.
Квин рассмеялась и в нетерпении запрыгала на одной ноге.
Появление Харли нарушило все планы Крейна. Судя по всему, она и не думала искать скрывшегося из виду Бэтмена, и вместо этого объявилась в кабинке для исповеди.
- Какого черта? Ты разместила здесь взрывчатку? - это было просто немыслимо, из-за поступка глупой девчонки, все могло пойти прахом. - Опять твои выходки?
Он был зол. Даже более чем. Окажись на его месте кто-нибудь другой, Квинзел уже давно начинили бы свинцом. Но Джонатан всегда старался взять себя в руки до совершения опрометчивых поступков.
- А что? Эта церковка дорога тебе как память? – Харли бесцеремонно дернула Крейна из его каморки. – Никак доктор собрался жениться?
Квин подтолкнула Крейна локтем.
- Проваливай отсюда, - прошипел в ответ Джонатан, пытаясь отделаться от приставшей к нему Харли. - Убери руки. Сейчас не время выяснять отношения. Иди и приведи ко мне Бэтмена.
- Никто не будет мне указывать, что делать, сладенький, - пропела Квинзел и впилась поцелуем в маску, через мгновение она отпихнула доктора обратно в пыльную темноту ящика для покаяния. Прежде чем Крейн успел сообразить, что происходит, Харли придвинула к дверям небольшую, но очень тяжелую скамейку. Отряхнув ладони, девушка сунула руку в глубокий карман робы и уставилась на мигающее десятком кнопок устройство.
- Интересно, которая из них?
Со стороны исповедальни раздались глухие удары.
- Что-что ты говоришь, пирожочек? «Прости меня, о умнейшая»? Нет?  «Безмозглая»? Ооо, доктор, я так не думаю. Что-что? – Квин приставила руку к уху. – И откуда ты только такие слова знаешь, а еще образованный человек, преподаватель! – и она снова перевела взгляд на детонатор. Ну что такое, сложно было сделать большую кнопку с надписью «БАААБАААХ!», у Джокера всегда были такие. Погладив пальцем одну из лампочек, девушка снова глубоко задумалась.
Она оперлась ногой о скамью и постучала в дверцу.
- Эй, там, Хьюстон вызывает Аполлон, готовы к старту?
Не дожидаясь ответа, Харли нажала ту кнопку, что понравилась ей изначально. У входа в церковь раздалось несколько тихих хлопков, потом их стало все больше и больше и наконец с оглушительным треском рухнули перекрытия портала, высвобождая вековые камни, которые с грохотом крошились и падали, заваливая проход.
Квин завизжала от удовольствия.
- Уииихууу! И нет, док, я не пожалею об этом.

+3

17

Кажется, представление перестало идти по сценарию, зрители смешались с труппой, а занавес разорван в клочья. Представления мисс Харли о хорошем времяпровождении явно не были созвучны с планами окружающих. Раздавшиеся у фасада здания взрывы были, мягко говоря, несвоевременными,  и шокированной публике оставалось лишь бежать прочь из зала. Фрайс стоял на месте: каким бы он был игроком, если бы не имел хотя бы одного туза в рукаве?
Несколько этих маленьких тузов могли за считанные секунды превратить внутреннее убранство здания в дворец снежной королевы, а гостей замка в снежные скульптуры в большей степени потому, что, в отличие от небольшой тепловой бомбочки Робина, на них не было пометки "произведено в Китае". Воспользовавшись своим положением гостя, пока всё внимание было привлечено последствиями взрыва, Виктор поспешил с приготовлениям к собственному шоу. Когда бомбы с тщательностью были расставлены по всему помещению, Виктор встал посреди всего этого хауса, и просто, без лишнего пафоса, нажал кнопочку. Немного азота и магии, несколько секунд, пока лёд, словно зараза, растекался по помещению, и наконец наступила блаженная тишина. Температура понижалась. Звеняющее безмолвие холода нарушил голос Фрайса: 
- Спешите насладиться, спешите прокатиться! Волшебный каток мистера Фриза открывает свои двери для хороших мышек и плохих кошек, маленьких и больших злодеев и героев Готэм сити!
Оставалось только найти место, где спряталась маленькая девочка со спичками по имени Робин. - Невежливо, крайне невежливо переходить людям дорогу, мистер Робин. Мне очень жаль, что это приходится делать, но вы просто не оставляете мне выбора. - Виктор тяжело вздохнул. - Вы, "герои", пытаетесь спасти мир от чудаковатых безумцев в костюмах, и не видите своего помешательства. Скажите, сколь реальную пользу вы принесли городу, который защищаете, мышки? Нашли лекарство от рака, помогли бездомному наркоману встать на ноги, или, быть может, нашли лекарство от недуга моей жены?
Проходя мимо заблокированной исповедальни, Фрайс аккуратно отодвинул скамью. В его глазах помощь мистеру Крейну являлась услугой, возвращение которой в скором времени можно требовать вернуть.
Признайтесь, хотя бы сами себе, что вам это нравится: красоваться на фото в газетах под громкими заголовками. Вам доставляет удовольствие раз за разом получать благодарности от глупых жителей, судачащих о том, что же у вас под маской. "Герои Готэма", вы так же смешны и корыстны, как и клоуны в костюмах по обратную сторону "добра".
Знаете, а действительно, поведайте, что вы прячете под своей маской, мистер бэтмен, мистер Робин? Свою неприятную личину? Облик того, кто вам самому ненавистен? Возможно, Вы - насильник и растлитель детей, и его несчастная жертва со стокгольмским синдромом!
- Фрайс неодобрительно покачал головой, продолжая обходить все закоулки собора, - тогда понятно, почему малыши робины к вам так тяготеют. Подёмте сюда, - он поманил пальцем пустоту, - мистер Робин, я дам вам куклу, и вы покажете мне, где он вас трогал.
За одной из колонн обнаружился замороженный до пояса малыш Робин. - Теперь вы водите. - головная боль опять перешла в наступление.

Отредактировано Victor Fries (2013-07-07 19:11:59)

+2

18

Трое на одного - нечестный расклад. Однако это Готэм, здесь нет места честным играм даже под крышей церкви, казалось бы, самого чистого места, что также пало под тяжестью грязи и тьмы этого города. Лирику в сторону, ведь у Ричарда плотный график и насыщенная развлекательная программа: от устранения головорезов Крейна и Квинзел, до разбора полетов с поставщиком самого чистого льда на всем Восточном Побережье.
Найтвинг бы сейчас с шутками и прибаутками запрыгнул бы Фризу на плечи, переключил внимание на себя, перенаправил всю ярость "обледеней до смерти!" на очаровательные ножки Харли, за которую бы наверняка спрятался буквально на секунду, а уж затем пошел бы разбираться с трусливо спрятавшимся Пугало... Только вот черно-синий костюм забыл в бэт-пещере, а Темному Рыцарю не пристало травить анекдоты, когда и так пострадало слишком много.
От оглушения его спасли разборки с еще частью головорезов, что не успели вовремя среагировать. Ричард даже не уделил им должного внимания: всего лишь резанул по сухожилиям коленей, выбил дух ударами в солнечное сплетение. Третьему досталось больше всех, ибо он схлопотал ударом ноги по голове. А, учитывая вес Грейсона и костюма, удар вышел поистине тяжелым.
Но трое головорезов - не трое примадонн этого погорелого театра. Расстановка приоритетов, казалось, была очевидной: сначала Фриз, после Харли, напоследок Крейн. Но взрыв слегка поменял очередность, и поэтому Бэтмен скользнул тенью в сторону Квин. Она была опасна, достойная ученица Джокера, которой не хватало ума, чтобы достичь размаха своего наставника. Впрочем, уже неплохо, Джокер был бы ей доволен. Разве что последующий позор вряд ли будет смыт даже кровью. Но Ричард не стал размышлять о будущем, а выстрелил "когтем" в выступ под крышей, где оказался и сам спустя несколько мгновений. Ему требовалось оценить обстановку, и этому помог тепловизор. Еще бродили головорезы, дезориентированные дымом и газом; в исповедальне отсиживался Крейн; где-то бродил Фриз, и рядом с ним - с белым пятном абсолютного нуля, если не холоднее - метнулась красная точка; Харли была как раз под Бэтменом. Стараясь не терять времени, Ричард постарался как можно быстрее отцепить "коготь" и привязать канат к выступу. Он не должен развязаться, все же здесь достаточно высоко. А вот "коготь" ему еще пригодится, хоть канат уже употреблен.
Приоритет один. Обезвредить.
Еще одна дымовая граната упала прямо под ноги Харли, заставляя ее отойти в сторону спущенной вниз петли. Как только красное пятно вошло в окружность петли, сделанной из каната, Ричард потянул на себя. Верно, будь на нем костюм Найтвинга, тонкая ткань мгновенно оповестила бы треском о напрягшихся мускулах. Но, как ни странно, Грейсон успел почти вовремя: Фриз как раз решил устроить бесплатный каток для тех, кто пропустил зиму. И будь Харли внизу... да, она бы примерзла. А так задело всего лишь косички и ее гордость.
Втащив Квин на уровне метров пяти над поверхностью пола, Бэтмен взял тайм-аут - нужно было отдышаться и перенастроить частоты тепловизора, чтобы выявить слабое место в костюме Фриза. У него в костюме всегда есть слабое место... это проблема всякого обмундирования. Но теперь число тех, кого надо было спасти, увеличилось ровно на одну величину. Точнее, на одну исповедальню.
Переведя взгляд на вышеозначенное место в церкви, Бэтмен с неудовольствием отметил, как стремительно падает температура Пугала. Долго он не выдержит. Но и дымовые гранаты кончаются, как и время, как и варианты. Для начала нужно отвлечь хладнокровного ученого, дав Тиму шанс разобраться с ним своими силами, в которых Грейсон сейчас сильно сомневался, а самому заняться Крейном. Если тот не отморозил себе все желание вредничать, то план будет выполнен успешно, но с этих злодеев станется вносить свои коррективы.
При помощи плаща Бэтмен плавно спланировал как раз на крышу исповедальни. Немного подскользнулся, потому что дерево заиндевело, но это удалось прикрыть красивым припаданием на одно колено. Тепловизор все еще показывал тепло, но также отмечал и Фриза - белым пятном с точными координатами. В ход была пущена последняя дымовая граната, издавшая лязгающий звук после встречи с костюмом Фриза.
- А что скрываете вы, Виктор? - негромко спросил Ричард, чей голос был слишком груб и претенциозен благодаря модулятору, встроенному в ту часть костюма, что закрывала горло. - Я защищаю не себя, а своих близких. Вы выставляете их напоказ. Когда-нибудь герои придут не в вашу лабораторию, а к Норе. Хотите проверить, сколь хрупка жизнь вашей супруги?
Достать, задеть за живое. Это главная задача. Нужно переключить внимание на себя, дать Тиму выбраться. Пока они с Фризом будут упражняться в колкостях, небольшая бомба, установленная сейчас на стене чуть выше исповедальни. При взрыве в крыше будет дыра, через которую можно будет достать Крейна. Иначе он замерзнет насмерть.
- Сейчас вы тратите время, что могли потратить на нахождение лекарства, - взобравшись на скамью, Грейсон осторожно шел по ней, стараясь не навернуться. Природное равновесие и тренировки отлично помогали. - Вы так хотите видеть изнанку в символе надежды, что готовы сами пасть на самое дно и утащить с собой побольше народу?
Никакого сопереживания. Модулятор прекрасно скрывал все интонации, кроме неявной угрозы, скрытого разочарования и известного всем преступникам обещания разобраться по всей строгости закона. Нет, не того, что установлен властями. Ведь эти законы не распространяются на людей, подобных Виктору, возле которого в дыму и тенях кружил Бэтмен, пользуясь меньшим налетом льда на скамьях.

+2

19

Предпринять что-то снова не вышло - сегодня удача грубо насмехалась над Тимом. Уже который раз. Он только пришел в относительную норму, как раздались взрывы. Грохот рушащегося прохода сослал на нет восстановившийся слух, а с ним и возможность понять обстановку. Тим вжался в колонну, за которой прятался, закрыв руками место, где под маской должны быть уши. Шум постепенно стих, но парень все еще был дезориентирован. Он сжал кулак и с силой ударил им стену. Верхний слой осыпался, а голова перестала гудеть, будто бы вся боль ушла вместе с ударом.
Тим вытер тыльной стороной ладони уже застывшую кровь, стекшую из-под маски несколько минут назад, и скрылся за соседней колонной. Тепловизор хоть и немного барахлил, но все же выдал достаточно ясную картинку нынешней ситуации – Крейн по своей трусливой сущности спрятался, а Харли уже была поймана Диком. Фриз же остановился в центре костела с пультом в руках. «Детонатор» - возник в голове ответ. Тим вынул из одного из крманов пояса метательный диск, намереваясь выбить пульт из рук, но опоздал. Температура в церкви стремительно падала вниз, а пол и стены покрывались толстым слоем льда. Парень машинально потянулся за Бэткрюком, но того не обнаружил. Видимо, он выпал в то время, когда Тим находился в бессознательном состоянии. Придумать что-то не было времени, и он оказался в ловушке, примерзнув к полу.
Раздался голос Фриза, который, как показывал визор, уже приближался к Тиму. Тот вновь нес излюбленный преступниками бред про помешательство, пытаясь задеть парня, вывести из себя. Он наивно полагал, что из-за больной жены ему разрешено все. Но не для кого, кроме самого же Фрайса, не было секретом, что это было не более, чем просто отмазка. То, чем он прикрывался, совершая свои преступления. Виктор корил Тима, а сам был слабым человеком, не выдержавшим состояния жены. И не смотря на плачевное нынешнее положение, парень отчасти чувствовал себя победителем. Он видел смерть обоих своих родителей, друзей, знакомых, но выдержал, и потому знал, что он не такой, как Фрайс.
Но сам Тим ничего не ответил – нельзя было выдавать свое местоположение.. Он успел выхватить четыре тепловые гранаты прежде, чем пояс оказался покрыт льдом, однако, даже использовав их все, нельзя было освободиться полностью до прибытия «снеговика». И когда Дик стал отвлекать внимание Фриза на себя, в голове появился какой-никакой план. Тим остался временно не под надзором хладнокровного преступника, окутанного дымом, и воспользовался этим. Две гранаты, поставленные на максимум, парень кинул в ноги Виктора, и те разом пристали к его скафандру. Это уж точно должно было нанести куда больший урон, чем прошлая бомба. А еще две гранаты, которые Тим установил заранее, помогли оттопить лед, сковавший его.
Фрайс оказался позади, а Тим – в противоположной части зала, рядом с примерзшими к полу головорезами. Раздался хлопок от тепловой гранаты.
-Шарах! – с усмешкой прокомментировал он. Парень не увидел, что именно случилось с Фризом, но то, что ему досталось это точно.

0

20

Крейна не слишком волновал холод, он догадывался о том, что долго сидеть в исповедальне ему не придется. Фриз и Харли должны были как следует утомить Бэтмена и его сопляка-напарника своими выходками, только после этого Джонатан собирался нанести удар. И поставить жирную точку в этом эпизоде.
Поборники справедливости так ничему и не учились. Даже фразы, произнесенные Темным рыцарем и его вторым пилотом, звучали как реплики из комиксов о супергероях. Крейн скептически поджал губы, прислушиваясь. Кто-то приземлился на крышу кабинки. Бесшумно, только доски едва слышно скрипнули под его весом. Маленькое представление, разыгранное вместе с Квин произвело на хранителей Готэма впечатление. Рыбка заглотила наживку.
Бэтмен. Мальчишка не настолько ловкий и умелый. Собираешься достать меня отсюда живым?
Свет, проникающий через узкое окошко исповедальни, падал на пистолет доктора и валяющуюся на полу маску. Этого было вполне достаточно для того, чтобы перезарядить оружие и как следует подготовиться к встрече Темного рыцаря.
Прежде чем прозвучал взрыв, Крейн быстро присел у двери кабинки, плотно зажав уши. Исповедальню тряхнуло и из образовавшейся в крыше дыры тут же посыпались щепки, вперемешку с осколками стены. Укрепленное снаружи распятие упало на покрытый коркой льда пол.
- Оооо, ты нашел меня, - в тот самый момент когда Бэтмен сунулся в исповедальню чтобы вытащить Пугало, Джонатан приставил к его скрытому под маской лицу дуло пистолета. - Пристегни ремни! Ты выиграл путевку в небытие. Прямо сегодня и прямо сейчас. Покойся с миром, сын мой.
Он усмехнулся и нажал на курок.

Отредактировано Jonathan Crane (2013-09-07 21:38:48)

+3

21

Тим отвлек внимание Фриза на себя. Выдохнув, Ричард удержался от покачивания головой: Красному Робину стоило бы давать деру, а не злить гения крионики. Но кесарю кесарево, а над исповедальней уже сработала бомба, открывая путь к Крейну. С ним-то и вознамерился "разобраться" Бэтмен, не без труда взобравшись наверх. И, к сожалению, наткнулся на дуло пистолета. У него даже не хватило времени проклясть четвертую поправку к Конституции, как Пугало самодовольно спустил курок.
Маска приняла весь удар на себя, разлетевшись осколками. Мелкие царапины поранили открытую часть лица, но Ричард не заметил этого: слишком глубокий вдох сделал, когда адреналин ударил в голову. Ни сказать, ни что-либо сделать он не мог: галлюциногенный газ мгновенно проник в организм, делая свое черное дело. Пусть у Грейсона и была какая-никакая выдержка, но твердо устоять на ногах после столь большой дозы газа Пугала было сложно. Посему Бэтмен опрокинулся на спину, и лишь чудом не сломал себе шею. Впрочем, этим чудом можно было назвать вбитую в почти что инстинкты сноровку и костюм, что компенсировал долю удара.
Кое-как перевернувшись на бок, Дик поперхнулся воздухом. Все плыло, и в голове вспыхивали кровавые, темные картины... Воображение одаривало его слишком мрачные образами, сплетенными с воспоминаниями, что меняло, давило и уничтожало его. И даже знание о том, что это всего лишь галлюцинации, не делали их менее реалистичными.

+2

22

- Это мой счастливый день, - Крейн уже успел натянуть маску и теперь с удивлением разглядывал поверженного врага. Где-то неподалеку оглушительно визжала висящая на скульптуре Харли, громыхал Фриз. Но Джонатан не обращал на них ни малейшего внимания.
- Какая удача, неужели мне выпала честь избавить Готэм от Темного рыцаря?
В какой-то момент он даже не поверил своей удаче. Прошло столько лет, но мысль о том, что в один прекрасный день Бэтмен действительно будет уничтожен, уже давно не посещала его. И вот она - возможность прославиться, а за одно оставить город без верного защитника. Без Темного рыцаря, который раз за разом наводил порядок на его улицах.
Какая нелепость.
Осталось только подойти к лежащему герою, приставить пистолет к его голове и нажать на курок. Один выстрел и легенда рассыплется в прах. Умрет Бэтмен, а с ним огромный кусок прошлого самого Джонатана.
Но сейчас он был Пугалом, преступником, который не знает сомнений, упивается чужим страхом и всегда идет до конца. И прямо перед ним корчился его главный враг, который совсем недавно наводил ужас на мерзавцев всех мастей одним своим видом.
Крейн обошел поверженного детектива и прицелился в него из пистолета. На улице уже завывали сирены. После того как обезумевшие заложники и головорезы вырвались наружу, полиция начала действовать. Тупая Готэмская полиция, которая ещё недавно находилась в руках у мафии. Но появился Темный рыцарь и тут же принялся играть с огнем, пытаясь спасти то, что уже давно было мертво - душу города. Не будет Бэтмена, не будет и проблем у Пингвина, ведущего войну с остатками кланов. Более того, на арену наверняка вновь выйдет Джокер, ничто больше не будет мешать этим двоим.
Джонатан опустил пистолет и наклонился к Темному рыцарю.
- Подумать только, я вынужден отказаться от этой почетной миссии. Не сейчас, Бэт-мен. Не сейчас.
Прежде чем Квин и Фриз заметили происходящее, он выскользнул из зала в одну из узких дверок, находящихся по левую сторону от исповедальни. Она вела к выходу из собора.

Отредактировано Jonathan Crane (2013-10-05 21:43:21)

+2


Вы здесь » DC. Gotham » Архив незавершенных игр » Надежде здесь не место [17.01.14]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC